Home » Экономика » Эксперт предупредил о грядущей потере миллионов гектаров сельхозугодий

Эксперт предупредил о грядущей потере миллионов гектаров сельхозугодий

Экологи напрасно бьют тревогу, утверждая, что в России нещадно вырубаются леса. Совсем даже наоборот, они – приумножаются! Но – за счет брошенных сельхозземель, которые за 30 лет бесконечных экономических реформ давно поросли лесом.

Фото: pixabay.com

По официальным данным, сегодня в России около 30 млн гектаров неиспользуемых сельхозземель, превратившихся в лесные чащобы. В свое время, в начале «лихих 90-х», их отдавали в аренду или продавали в собственность тем, кто изъявлял желание развивать на этих площадях сельхозбизнес.

На самом деле – ничего они не развивали, а просто ждали удобный момент, чтобы выгодно продать свои угодья. Ведь земля – это хорошие товар.

По программе Минсельхоза РФ, до 2030 года в стране должны вернуть в строй 12 млн гектар таких площадей, под их восстановление выделены немалые средства. В среднем, на восстановление одного сельхозгектара после лесного покрова необходимо около 20 тысяч рублей.  

А чтобы через суды изымать участки у таких горе-собственников, на местах созданы специальные комиссии. Отобрать собственность, которая неприкосновенна – это целая эпопея. Сначала на таких владельцев накладываются мощные штрафные санкции. И дают им время «исправиться», взяться, так сказать, за ум.

А если через год на плантациях не колосится рожь или, хотя бы, не пасутся буренки, то через суд изымают землю и передают ее под расширение реальным сельхозпроизводителям.

Однако в конце сентября власти приняли постановление об особенностях использования и воспроизводства лесов, расположенных… на землях сельхозназначения. Получается, что владельцы таких площадей, мечтающих повыгоднее продать делянки, теперь сами собой превращаются в эффективных менеджеров, развивающих лесные территории.

Штрафовать их не за что, отбирать поросшие соснами и березняком участки – тем более. Им разрешается заготавливать и перерабатывать древесину, собирать лекарственные травы, создавать охотничьи хозяйства и даже вести религиозную деятельность. Этот пункт взят из Лесного кодекса РФ.

Чтобы из неэффектного сельского управленца превратиться в эффективного лесного, правообладателю достаточно уведомить местные власти и органы Росссельхознадзора о желании заняться каким-либо лесным промыслом – и спи спокойно, дорогой товарищ, никакая проверяющая комиссия к тебе не докопается. То есть, заросшие густым лесом и кустарником сельхозполя уже не будут считаться верным признаком бесхозяйственности или не использованием земли по ее прямому назначению.

Не удивительно, что в российские муниципалитеты уже посыпались заявления от новоявленных лесоводов, которые открыли у себя талант к ведению лесного бизнеса.

Аграрные круги в шоке. Какое лесоводство? На недавнем заседании аграрного комитета Госдумы выступили против этой инициативы, поскольку она полностью блокирует все минсельхозовские программы по вводу в сельхозоборот брошенных и залежных земель.

— А как «у них»? — спрашиваем кандидата экономических наук, доцента Тимирязевской сельхозакадемии Игоря Абакумова.

— Когда отмечается перепроизводство урожая, в Европе и США сельхозземли консервируются, — отвечает он. — Но власти фермерам платят за то, чтобы они ухаживали за полями, чтобы их в любой момент можно было ввести в дело. Плантации превращаются в сенокосы или пастбища. Они не зарастают лесами. 

— Какова теперь перспектива восстановления брошенных сельхозземель в России?

— Думаю, печальная. Следующий этап начнется через несколько лет, когда власти озаботятся эффективностью использования таких территорий. Примут закон, по которому плохих собственников, не развивающих лесной бизнес, можно будет штрафовать и изымать по суду их делянки.

— Может, они возьмутся «за ум» и проявят себя добротными лесными хозяйственниками? Станут заготавливать древесину, добывать пушнину? Такое возможно?

— Сомневаюсь. Скорее всего, как и прежде, будут ждать, чтобы продать свои владения. Потом через какое-то время выяснится, что доказать неэффективность управления лесным подразделением очень трудно. Разработают еще один закон. Где пропишут, по каким параметрам можно признавать владельцев неэффективными собственниками. Ведь если по лесу уже бегают зайцы и копошатся кучи муравейников – это означает хорошее управление или плохое?

— Но возвращение в оборот брошенных сельхозземель – задача, наверное, очень трудоемкая, длительная?

— Я знаю фермеров, которые в год вводят по 10 гектар таких залежных площадей. Они рубят деревья, раскорчевывают пни, вспахивают массивы, засевают их под луга. Через пару лет это уже пашня. Государству вполне по силам восстановить плодородие таких площадей. Процесс пока идет, но надолго ли?

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *